вторник, 23 июля 2013 г.

Brussels, Belgium - январь 2011, часть 1 (4)

В предыдущих сериях:
- Антверпен, часть 1. Город великих живописцев,
- Антверпен, часть 2. Нотр-Дам по версии Антверпена и Зеленая площадь,
- Антверпен, часть 3. От Рыночной площади к набережной Шельды.

EURO-столица.

Бельгийская столица серьезно отличается от остальных городов страны. Во-первых, в отличие от большинства крупных городов Бельгии, в Брюсселе говорят по-французски. Во-вторых, несмотря на то, что расположен Брюссель, как и все средневековые города, по берегам реки, саму реку в городе не увидеть - еще в середине XIX в. она заключена в подземные трубы. Поэтому и само название реки - Сенна - малоизвестно гостям города. В-третьих, Брюссель - действительно крупный город; население "большого Брюсселя" составляет немногим менее 1.8 млн. жителей (и это не считая нелегалов!). Здесь отсутствует традиционная для большинства бельгийских городов "сказочность" и "игрушечность". Мегаполис, что тут скажешь...

Погода в Брюсселе была не очень, хотя дождь, собиравшийся с силами на протяжении всего дня, так и не пошел. Свою прогулку по Брюсселю мы начали с Собора Св. Михаила и Гудулы (Cathédrale Saints-Michel-et-Gudule).


Первая часовня появилась на этом месте еще в начале IX века. В 1047 г. по приказу Ламберта II, герцога Брабантского на ее месте возвели церковь в романском стиле, куда в скором порядке перенесли мощи святой Гудулы. Но уже в XIII в. Генрих I, граф Бургундский повелел перестроить и расширить церковь, ставшую к тому времени центральным храмом Брюсселя. К концу XV в. строительные работы в основном были закончены и собор принял свой нынешний вид, благодаря потрясающему, выполненному Яном ван Рюйсброком (Jan van Ruysbroek) в стиле брабантской готики фасаду. Многочисленные доработки, исправления и украшения собора продолжались вплоть до самого конца XX в., и лишь в 1999 г. точка в работах была поставлена окончательно.


Как и все кафедральные соборы Бельгии, внутри он впечатляет! Правда, признаюсь, антверпенский Нотр-дам произвел на меня, все-таки, более сильное впечатление. Возможно, благодаря тому, что в нем сумрачно, в отличие от довольно светлого внутри брюссельского собора. Забавно, но между этими соборами на протяжении всей истории идет некое "соревнование": все параметры одного воспринимаются только в сравнении с аналогичными показателями другого!..


Торжественно и строго со стен смотрят на посетителей апостолы. Вон, у представительного бородатого дядьки какая ножовка в руке! Не иначе, грешников пилить собрался! А если серьезно, то все представленные фигуры, выполненные в реалистичном барокко - работа величайших брабантских скульпторов XVII в. Жером Дюкенуа, мл., Люк Фэдэрб, Тоби де Лелис (Jérôme Duquesnoy, Luc Faid'herbe, Tobie de Lelis) - тут отметились многие.


Святые Михаил и Гудула считаются покровителями Брюсселя. С первым, в общем, все ясно. Но кто же такая Гудула? Легенда гласит, что девушка по имени Гудула, жившая аж в VII в., очень любила читать. Причем, по ночам, при свете свечи. Но, поскольку читать в те времена было особо нечего, ей оставалось только штудировать религиозные тексты. Разумеется, это привлекло внимание дьявола, который мило развлекался, постоянно задувая пламя свечи. Он задует, а Гудула снова зажжет - читать хочется! Он снова за свое, но и она не унимается. Так и маялись. За настойчивость и упорство, проявленное в борьбе с дьяволом, а также за любовь к чтению Церковь канонизировала Гудулу.


Кафедра, выполненная Хендриком-Франсом Вербрюггеном (Hendrik Frans Verbruggen) в 1699 г., изображает низвержение Адама и Евы, а также Непорочную деву с младенцем, протыкающих голову змея золотым крестом.


И, конечно, какая же готика без витражей! Витражи тут тоже - сплошь XVI - XVII век. Но, возможно, оттого, что внутри собора довольно светло, смотрятся они как-то беднее антверпенских, что ли. Безусловно, это чисто субъективное восприятие, но... Не цепляет.


В Соборе Св. Михаила и Гудулы проходят все официальные мероприятия королевской семьи Бельгии. А по воскресеньям на радость горожанам звонят все 49 колоколов южной башни.


Собор расположен на холме Троренберг (Treurenberg), и с его ступеней открывается прекрасный вид на ажурный шпиль городской ратуши, а также на ужасающих металлических быков внизу. Интересный факт: многочисленные путеводители утверждают, что святой Михаил, чья позолоченная фигура венчает шпиль ратуши, убивает дракона, однако при более детальном рассмотрении виден поверженный дьявол, вовсе на дракона непохожий. Вон он там, темненький, еле заметен.


Тихий, неприметный уголок Брюсселя - Place d'Espagne или Spanjeplein. Кому же находиться на Испанской площади, как не Дон Кихоту?


От Испанской площади мимо печальной статуи венгерского композитора Бэлы Бартока (Béla Bartók) продолжаем прогулку в направлении Рыночной площади (Grote Markt).


Шарль или, вернее, Карел Булс (Charles / Karel Buls) - фламандский политик националистических взглядов, мэр Брюсселя (1881-99 гг.) наблюдает за голубями на площади Grasmarkt. Именно во времена его управления городом местную полицию обязали уметь изъясняться не только на французском, но и по-голландски. По-моему, очень интересный, симпатичный и вовсе не пафосный памятник.


Рыночная площадь знаменита ратушей и расположенными по ее периметру домами гильдий. Все дома имеют свое название. Слева направо: "Гора Табор", "Роза", "Золотое дерево", "Лебедь" и "Звезда". "Золотое дерево" принадлежал гильдии пивоваров. А в "Звезде" в средние века проживал представитель фламандского герцога, присматривающий за Брюсселем. Под аркой "Звезды" находится бронзовый барельеф с изображением умирающего Эверарда Серкласа (Everard 't Serclaes), поэта и героя обороны Брюсселя как раз от фламанской армии (1356 г.). Считается, что можно обрести счастье и здоровье, потерев его руку. В настоящее время фигура натерта до блеска вся целиком; видимо, благ на халяву хотят слишком многие, а руки на всех не хватает.


Дом, носящий название "Лебедь", известен тем, что в нем проживали известные в определенных кругах господа Маркс и Энгельс. Вот он, лебедь, крупным планом. Бельгия - не Россия. Фигуры основателей социалистического учения и идеологов классовой борьбы жители Брюсселя на фасаде дома размещать не стали. Птица же - тварь нейтральная.

Городская ратуша, она же Stadhuis, она же Hôtel de Ville. История ее постройки растянулась на долгие годы, за которые сменилось несколько архитекторов, чьи планами завершения строительства зачастую противоречили друг другу. Восточное крыло, которое видно на фотографии - самая старая часть ратуши, завершенная к 1420 г. архитектором Якобом ван Тиненом (Jackob van Thienen). Западное, более короткое крыло здания, которое скрывает рождественская ель, было построено только в 1449 г., причем первый камень в его основание заложил сам Карл Смелый, герцог Бургундский.


Постоянный "рост" главного строения города был вызван своеобразным соревнованием между Брюсселем и близлежащим Левеном - оба города называли себя "столицей Брабантского герцогства", причем левенцы, в подтверждение своих слов, умудрились возвести более представительную ратушу. Жителям Брюсселя не оставалось ничего другого, кроме как достраивать свою. Наиболее интересная история связана с 96-метровым шпилем (строительство начато Яном ван Рюйсброком). Он не только смещен относительно центра здания, но и несимметричен сам по себе, а также по отношению к прилегающим архитектурным элементам ратуши! Говорят, безутешный архитектор, заметив свою оплошность слишком поздно, бросился с балкона на камни мостовой...


Очередной недокормленный бельгийский лев опирается на гербовый щит, чтобы не упасть от истощения прямо на ступенях ратуши, которая, кстати, до сих пор исполняет функцию городского собрания.


И снова дома гильдий... Слева направо: "Рожок", "Волчица", "Мешок", "Тележка", "Король Испанский". Эти здания, датирующиеся концом XVII века, практически не пострадали во время разрушительных войн, поэтому дошли до наших дней в более-менее первозданном виде. "Рожок" принадлежал гильдии моряков. Над входом в здание изображен сигнальный рожок, однако о морских корнях больше напоминает фронтон, похожий на корабельную корму. Свернувшуюся волчицу можно разглядеть над входом в следующий дом. Происхождение названий "Мешок" и "Тележка" для меня - загадка. "Король испанский" принадлежал состоятельной гильдии пекарей, о чем свидетельствует золотой бюст покровителя гильдии, святого Оберта, над входом. А на третьем этаже виден бюст Карла II Испанского, откуда и происходит название этого здания.


Лис восседает на фасаде одноименного здания, соседствующего с "Рожком". Этот дом принадлежал гильдии галантерейщиков.

Напротив городской ратуши расположен "Дом короля" (Le Maison du Roi) или, как его еще называют, "Хлебный дом" (Broodhuis). Когда-то на этом месте стояло деревянное строение, в котором пекли и продавали хлеб. В начале XIV в. его снесли, заменив каменным зданием для тех же целей. Но, поскольку централизованная торговля хлебом утратила свое значение, и булочники сбывали товар, обходя с лотками городские дома, "Хлебный дом" пришел в запустение. В начале XVI века герцог Брабантский выкупил здание и отдал под административные нужды. Но, похоже, что король, что герцог - местным жителям было все едино. Отсюда пошло название "Дом короля", хотя никакие короли тут никогда не жили.


"Дом короля" много раз разрушался, восстанавливался и перестраивался. Свой соверменный облик, воплощенный в модной тогда нео-готике, он получил лишь в конце XIX века, когда находившееся в плачевном состоянии здание было выкуплено мэрией Брюсселя. С 1887 г. в "Доме короля" расположился городской исторический музей.


Дома гильдий в северной части Рыночной площади. Слева направо: "Король испанский", "Мул", "Святая Барбара", "Самаритянин", "Дуб", "Петух" и "Шлем". Почему они так называются и кому принадлежали ранее, история - по крайней мере, в той ее небольшой части, что известна мне - умалчивает. На первом этаже у всех - ресторанчики или брассерии, причем, судя по состоянию ограждений, празднования проходили достаточно бурно...


Выпечка в Брюсселе неплохая и по сей день. Однако, все равно удивительно, что наиболее богато выглядит именно дом гильдии пекарей... Вот, кстати, и испанский король на фасаде "Короля испанского". Даже подписано для идиотов.


Непонятно для чего под Рождество возведенная на Рыночной площади "историческая" халупа не дает разглядеть группу по-настоящему исторических зданий "Герцоги Брабантские" (справа), а также дома гильдий в восточном углу площади - "Ангел" (слева, с бельгийским флагом), "Иосиф и Мария" и "Олень".

Вообще, надо сказать, что Рыночная площадь очень мала - всего каких-то 100 x 70 метров. Поэтому, с одной стороны, ее очень легко застелить ковром из цветов на знаменитом апрельском фестивале, а с другой - очень просто изуродовать всяческими елками-палками, киосками с разнообразной рождественской хренью, такими вот халупами, морскими контейнерами и всевозможной погрузочной техникой. Честное слово, зимние каникулы - не лучшее время для поездки в Бельгию!

Комментариев нет:

Отправить комментарий